Суфиянова Е.С. Критерии идентификации понятий «информирование избирателей» и «предвыборная агитация» // Журнал «Государственная и муниципальная служба в Республике Башкортостан», №2, 2013, с.15-17.

Суфиянова Е.С.

Критерии идентификации понятий «информирование избирателей» и «предвыборная агитация» // Журнал «Государственная и муниципальная служба в Республике Башкортостан», №2, 2013, с.15-17.

 

Возможность формирования органов государственной власти и местного самоуправления в результате волеизъявления населения является одной из важнейших ценностей демократического общества. Волеизъявление не может осуществляться без информации как основы любой деятельности.

В соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» №67-ФЗ от 12.06.2002г. (далее - Федеральный закон) [1]  информационное обеспечение выборов включает в себя информирование избирателей, предвыборную агитацию и способствует осознанному волеизъявлению граждан, гласности выборов.

Информирование избирателей - распространение объективных и достоверных сведений о ходе подготовки и проведения выборов, о сроках и порядке совершения избирательных действий, об избирательном законодательстве Российской Федерации, а также не нарушающих равенство кандидатов и равенство избирательных объединений сведений о кандидатах, об избирательных объединениях.

Информирование избирателей осуществляют:

- органы государственной власти, органы местного самоуправления, за исключением информирования избирателей о кандидатах, об избирательных объединениях;

- избирательные комиссии, в том числе через средства массовой информации, о ходе подготовки и проведения выборов, о сроках и порядке совершения избирательных действий, об избирательном законодательстве Российской Федерации, о кандидатах, об избирательных объединениях, о месте и времени голосования;

- физические и юридические лица;

- организации, осуществляющие выпуск средств массовой информации.

Под средством массовой информации в соответствии с Законом Российской Федерации «О средствах массовой информации» № 2124-1 от 27.12.1991г. [2] понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием).

Деятельность организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, по информированию избирателей осуществляется свободно.

Предвыборная агитация - деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них).

Действующий федеральный закон не дает ясных и четких критериев разграничения понятий «информирование избирателей» и «агитационная деятельность».

В качестве попытки разрешения указанной коллизии можно считать Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 октября 2003г. №15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К.А. Катаняна и К.С. Рожкова» [3]. Конституционной Суд Российской Федерации установил, что «критерием, позволяющим различить предвыборную агитацию и информирование, может служить лишь наличие в агитационной деятельности специальной цели - склонить избирателей в определенную сторону, обеспечить поддержку или, напротив, противодействие конкретному кандидату, избирательному объединению. В противном случае граница между информированием и предвыборной агитацией стиралась бы, так что любые действия по информированию избирателей можно было бы подвести под понятие «предвыборная агитация», что в силу действующего для представителей организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, запрета неправомерно ограничивало бы конституционные гарантии свободы слова и информации, а также нарушало бы принципы свободных и гласных выборов». Суды и иные правоприменительные органы должны выявить наличие или отсутствие «непосредственно агитационной цели». Умысел при незаконной агитации «заключается лишь в осознании прямой цели данного противоправного действия» и не может охватывать ее последствия. Иначе говоря, информирование в средствах массовой информации даже о призывах голосовать «за» или «против» не является агитацией. Сами по себе действия, указанные в пункте 2 статьи 48 Федерального закона, являются разновидностью выражения мнений. Внешнее сходство по форме не является доказательством наличия агитации.

Автор настоящей статьи соглашается с мнением судьи Конституционного Суда Российской Федерации А.Л. Кононовым, что «наличие субъективной направленности на агитацию не может служить сколько-нибудь значимым критерием в попытке различить собственно агитацию и мнение по поводу и в связи с избирательной кампанией, ибо трудно предположить, что высказанное оценочное суждение не было осознанным актом предпочтения. Придание мнения публичности здесь и есть объективно целеполагание агитации» [4].

Выборы могут быть свободными только тогда, когда реально гарантировано право на объективную информацию. Требование объективности на предвыборную агитацию не распространяется.

В этой связи заслуживает особого внимания пункт 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2011г. №5 «О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [5], в котором помимо указания на выявленный Конституционным Судом Российской Федерации критерий разграничения в виде цели побудить голосовать за определенных кандидатов, списки кандидатов или против них, содержатся рекомендации судам по выявлению такой цели. Так, оценивая действительный характер сообщений о предвыборных мероприятиях, надлежит выяснять совокупность всех факторов, характеризующих степень распространения и воздействия на избирателей информационного материала или сообщения о проведении предвыборных мероприятий. В частности, следует учитывать вид средства массовой информации, род теле- или радиопрограммы (информационная, информационно-аналитическая, общественно-политическая, авторская и т.п.), форму изложения материала и его характер (нейтральный, позитивный или негативный), уровень информативности, содержание выступления (сообщения) лиц, представляющих избирательное объединение, и лиц, приглашенных на предвыборное мероприятие. Подобное указание судам, на наш взгляд, совершенно справедливо, поскольку практика правоприменителей определять отсутствие или наличие агитационной цели исключительно на основании полученных у представителей средства массовой информации объяснений, а не оценивать действительный характер сообщений имеет место. Кроме того, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал на то, что порядок информационного обеспечения выборов может быть признан нарушенным организациями, осуществляющими выпуск средств массовой информации, представителями средств массовой информации не только в случае совершения представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, умышленных действий, непосредственно направленных на агитацию, побуждающую голосовать за определенных кандидатов, избирательные объединения или против них, но и в случаях несоблюдения требований законодательства об объективности, достоверности содержания информационных материалов, размещаемых в средствах массовой информации, о равенстве кандидатов, избирательных объединений, в том числе при распределении в информационных блоках времени освещения предвыборной деятельности избирательных объединений, кандидатов.

Таким образом, единственным критерием разграничения информирования и агитации должна быть объективность, достоверность содержания информационного материала.

В целом же, действующая концепция информационного обеспечения выборов не отвечает критериям ясности и определенности, предоставляя более, чем необходимо и достаточно, возможность усмотрения должностным лицам и судьям в отнесении той или иной деятельности к агитационной или информационной, а также не отражает фактические общественные отношения, сложившиеся по поводу финансирования предвыборной агитации из собственных средств граждан, не задействованных в избирательных кампаниях.

 

 

Список использованной литературы:

1. Собрание законодательства РФ, 17.06.2002, №24, ст. 2253.

2. Российская газета, №32, 08.02.1992.

3. Российская газета. 31.10.2003г.

4. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова к Постановлению Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. №15-П // Избирательное право и избирательный процесс в решениях Конституционного Суда РФ. 2000 - 2007. Т. 1. С. 471.

5. Вестник Верховного Суда РФ. 2011. № 6.

 

 

            Адвокат Коллегии адвокатов «АртЛекс»

Суфиянова Е.С.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Возврат к списку